В лицах
В исскустве
В событиях
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ
Период правления:

Государыни Императрицы
Екатерины II
Государя Императора
Павла I
Государя Императора Александра I

Ушаков
Федор Федорович
Период жизни:
13 февраля 1745 года
- 2 октября 1817 года

Национальные Герои

Род Ушаковых берет свое начало от князя Редеди, убитого в поединке с князем Мстиславом – сыном крестителя Руси равноапостольного князя Владимира. Взяв к себе сыновей Редединых, Мстислав крестил их и дал первому имя Юрий, а второму – Роман. За Романа Мстислав Владимирович отдал свою дочь, имел от них внука Василия. Родоначальник фамилии Ушаковых – Павел, по прозвищу Ушак – был потомком Василия Романовича в шестом поколении.

Одна из ветвей рода Ушаковых в XVI веке получила имение в Романовском уезде, в сельце Бурнаково с деревнями.
Именно в этом сельце 13 февраля 1745 года в семье сержанта  лейб-гвардии Преображенского полка Федора Игнатьевича Ушакова и его жены Параскевы Никитичны родился сын, нареченный именем Федор. В Бурнаково прошли и годы детства будущего флотоводца.

15 февраля 1761 года Федор Федорович, имея 16 лет отроду, был принят в Морской Шляхетный кадетский корпус кадетом. Учебная программа Морского корпуса включала изучение таких дисциплин, как: арифметика, геометрия, астрономия, навигация, география, история, артиллерия,   фортификация, корабельная архитектура, фехтование, танцы, иностранные языки.
Федор Ушаков с прилежанием постигал науки, проявляя особую склонность к арифметике, навигации, истории. Гораздо хуже давались ему «заморские» языки. Впоследствии в общении с иностранцами, он прибегал к помощи переводчиков.

12 февраля 1763 года Федор Ушаков был произведен в гардемарины, и в летней кампании этого года он впервые вышел в практическое плавание по Балтийскому морю. Во время плавания гардемарины несли вахту под парусами и на якоре вахтенными командирами, учились определять место корабля, изучали снасти и правила использования парусного вооружения, вели шканечные журналы (в VIII веке вахтенные журналы назывались шканечными).

В апреле 1766 года Федор Федорович Ушаков успешно сдал выпускные экзамены, став одним из лучших по выпуску – четвертым по списку из 58 воспитанников. 1 мая состоялось производство в офицеры и приведение к   присяге. В торжественной обстановке, на плацу Морского корпуса гардемарин Ф.Ф.Ушаков получил воинский чин мичмана и дал клятвенное обещание «…Ея Императорскому Величеству… верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться, не щадя живота своего до последней капли крови… В чем да поможет мне Господь Всемогущий!»

По окончании Морского корпуса мичмана Ушакова направили на Балтийский флот для дальнейшего прохождения службы. Сразу же, что очень важно для только что выпустившегося молодого офицера, он оказался в дальнем походе из Кронштадта, вокруг Скандинавии до Архангельска, на небольшом транспортном судне-пинке «Наргин». После зимовки в Архангельском порту судно совершило обратный переход на Балтику.

Первый поход для молодого мичмана стал хорошей школой, а его отличные качества как моряка и офицера были замечены командованием. Вскоре он был переведен на только что построенный линейный корабль «Три Иерарха».

В кампаниях 1767 и 1768 годов Ф.Ф. Ушаков на этом корабле, входившем в состав Кронштадской эскадры, принял участи в практических плаваниях, артиллерийских учениях и Императорском смотре.

В 1768 году началась война с Османской империей. Помимо  отправки Балтийского флота в Средиземное море, российское командование приняло решение о формировании военной флотилии на Дону для действий на Азовском направлении. Контр-адмирал Алексей Николаевич Синявин, назначенный командующим флотилией, в число офицеров, направленных в «Донскую экспедицию», включил и Федора Ушакова, как хорошо зарекомендовавшего себя в последней кампании на Балтике.

27 января 1769 года Ушаков прибыл в Воронеж, после чего сразу был назначен командиром прама N 5, достраивающегося на Икорецкой верфи, что в 70 верстах от города. В апреле того же года Ушаков спустил свой прам на воду и провел его в низовья Дона.

30 июля 1769 года Ф.Ф. Ушакову присвоен очередной воинский чин – лейтенанта – одному из немногих выпускников 1766 года.

В кампанию 1770 года он командовал  прамом «Гектор» (бывший N1). В следующем году лейтенанта Ушакова, как офицера, хорошо знающего навигационные условия реки Дон, назначили к проводке фрегата «Первый» от Новохоперской верфи до крепости Святого Дмитрия Ростовского, что при выходе в Азовское море. С этим поручением Ф.Ф. Ушаков справился успешно, почему его вновь направили в верхнее течение реки Дон командовать  четырьмя транспортами, доставлявших в Таганрог мачты, такелаж и лес для строительства фрегата.

Затертые льдами весной 1772 года  суда начали тонуть. Ушакову удалось снять с них грузы, отправить их на подводах в Таганрог, а затем «усердием и искусством» поднять и сами транспорты. За этот поступок вице-президент Адмиралтейств-коллегии Н.Г.Чернышев изволил лейтенанта Ушакова «иметь себе в памяти».

В том же году Федор Федорович, командуя палубным ботом «Курьер» совместно с фрегатом «Первый» охранял крымское побережье. В кампанию 1773 года, продолжая  командовать прежним судном, состоял при эскадре капитана 2 ранга И.Г. Кинсбергена. В сентябре Ф.Ушаков был назначен командиром «новоизобретенного» 16-ти пушечного корабля «Морея», а затем командиром однотипного корабля «Модон», состоящего в той же эскадре.

В 1774 году между Россией и Турцией был подписан Кючук-Кайнарджийский мирный договор, после чего лейтенанта Федора Ушакова перевели на Балтику, в Петербургскую корабельную команду. За отличие в минувшей войне 20 августа 1775 года ему был пожалован чин капитан-лейтенанта.

10 июня 1776 года по распоряжению вице-президента Адмиралтейств-коллегии И.Г. Чернышева, Ф. Ушаков назначается командиром 26-ти пушечного фрегата «Святой Павел», пребывающего  в тот момент в Средиземном море. В сентябре, совершив переход в итальянский порт Ливорно на фрегате «Северный орел», Федор Федорович вступил в командование вверенным ему судном.

22 января 1777 года «Святой Павел» в составе эскадры из 5 фрегатов под командованием капитана 2 ранга Т.Г. Козлянинова,     бросил якорь  в проливе Босфор на Константинопольском рейде. Российское командование желало нарастить военно-морские силы на Черном море за счет перевода с Балтики фрегатов, замаскированных под торговые суда. Не без влияния   французской дипломатии, турки стали задерживать выдачу разрешения на проход в Черное море. Ввод российских войск в Крым и смена хана
привели  к политическим осложнениям между Стамбулом и Санкт-Петербургом. В этих условиях невозможность прохода русских фрегатов стала очевидной.
22 октября 1777 года, простояв 9 месяцев, Ф.Ушаков отдал приказ «Святому Павлу» сниматься с якоря и ложиться на курс для выхода в Средиземное море. 

В Кронштадт эскадра вернулась  24 мая 1779 года, т.е. только через 3 года, оставив за кормой 20 тысяч миль. И, хотя задуманная экспедиция оказалась неудачной, был приобретен опыт длительного плавания.

В летнюю кампанию 1779 года Ушаков был назначен командиром 50-ти пушечного корабля «Святой Георгий Победоносец». Должности командира линейных кораблей занимали офицеры в чине капитана 1 ранга и, реже, капитана 2 ранга. Поэтому назначение капитан-лейтенанта Ушакова можно считать исключением, а сам этот случай явно свидетельствует  о высоком авторитете Федора Федоровича как опытного командира и моряка.     

В конце года Ушакова направляют в Рыбинск и Тверь для доставки в Санкт-Петербург крупной партии леса, а по возвращении, 12 августа 1780 года, он вступает в должность командира Императорской яхты. Спустя 2 месяца его вновь хотели направить на заготовку корабельного леса, но Федор Федорович Ушаков обратился к вице-президенту Адмиралтейств-коллегии графу Чернышеву с просьбой об отмене этого распоряжения и назначении его на боевой корабль. Начальство пошло навстречу и Ушаков был переведен в Кронштадт, в корабельную команду.

11 мая 1781 года капитан-лейтенант Ф.Ф.Ушаков вновь принимает под свое командование линейный корабль «Виктор», назначенный в дальний поход в Средиземное море» в составе эскадры контр-адмирала Я.Ф.Сухотина, состоящей из 5 кораблей и 2 фрегатов.

15 августа  1781 года эскадра прибыла в Ливорно. В этом же порту,  во время зимовки, Ушаков был произведен в очередной чин-капитана 2 ранга. Выполнив задачу по защите русского торгового судоходства, эскадра Сухотина  в мае 1782 года форсировала Гибралтарский пролив и  2 июля бросила якоря на Кронштадском рейде.

29 июля 1782 года Ф.Ф.Ушаков назначается командиром фрегата «Проворный» для испытаний. Это практическое плавание, совместное с однотипным «Святым Марком», имело большое значение для отечественного кораблестроения. Результаты испытаний послужили основанием для внедрения медной обшивки подводной части боевых судов Российского флота.

Этим же плаванием заканчивается целый этап в биографии Ф.Ф.Ушакова. В дальнейшем его судьба будет неразрывно связана с Черноморским флотом, на котором он прослужил без малого 20 лет, и, командуя им в походах и сражениях в Черном и Средиземном морях, приобрел мировую славу Великого Адмирала.

Благодаря активной политике Екатерины II в Черноморском бассейне, в 1783 году Крымский полуостров отошел к России. На берегах Ахтиарской бухты был заложен военный порт Севастополь, а в Херсоне и Рогожских хуторах уже строились корабли для создаваемого Черноморского флота. Эти мероприятия потребовали привлечения большого числа кадров кораблестроителей и моряков.

В июне 1783 года Ф.Ф.Ушаков  в числе 132 лучших офицеров, со слов генерал-адмирала Цесаревича Павла, определен для отправки на Черное море. В августе того же года Ушаков  с 700 матросов и тремя тысячами рабочих прибыл в Херсон на должность командира строящегося линейного корабля. В Херсоне в это время началась эпидемия чумы.

Из-за эпидемии чумы все работы были прекращены. Гарнизон и работный люд вывели в открытое поле. При нехватке лекарей, Ф.Ф.Ушакову пришлось лично организовывать борьбу с эпидемией чумы в своем экипаже. Проявляя незаурядные организаторские способности, решительными мерами ему удалось уже в ноябре, т.е. спустя 2 месяца, ликвидировать все очаги эпидемии в подчиненных ему казармах. В других экипажах чума свирепствовала до самого лета. За это отличие Ушакова впоследствии наградили орденом Св.Владимира IV степени.

Летом 1784 года работы по строительству кораблей в Херсоне возобновились.  Уже в следующем году на воду был спущен 66-ти пушечный линейный корабль «Святой Павел». Под командованием капитана I ранга Ф.Ф.Ушакова (производен в чин 1 января 1784 года), этот корабль в августе 1785 года прибыл в Севастополь. Очень скоро «Святой Павел» стал считаться одним из лучших кораблей Севастопольского корабельного флота. Ушакова вновь отмечали как старательного и внимательного командира.

16 мая 1787 года Ф.Ф.Ушаков был произведен в капитаны бригадирского ранга – чин, занимавший промежуточное положение между  капитаном 1 ранга и контр-адмиралом. Тот факт, что Ф.Ф.Ушаков пребывал в предыдущем чине всего 2 года, говорит о его признании со стороны командования как опытного офицера, способного быть флагманом.
В кампаниях 1787-88 годов Ф.Ф.Ушаков исполнял обязанности командира авангарда линии баталии Российского флота.

12 августа 1787 года началась новая русско-турецкая война. Молодой Черноморский флот, основанный в 1783 году, не имел полной штабной численности. Так, из 12 линейных кораблей и 20 фрегатов, предусмотренных штатом  1787 года, к началу войны в Севастополе находились только

  • 3 линейных корабля
  • 3 бомбардирских корабля
  • 12 фрегатов.

Турецкий флот в 1787 году насчитывал

  • 29 линейных кораблей
  • 39 фрегатов

при значительном числе боевых судов других классов. Однако это не смущало Главнокомандующего Вооруженными силами Российской империи на юге генерал-фельдмаршала Г.А.Потемкина. По его настоятельному требованию выйти в море «…хотя бы всем пропасть», контр-адмирал М.И.Войнович 31 августа во главе 3 линейных кораблей и 7 фрегатов направился к руменийским берегам с целью найти турецкий флот и устроить ему «вторую Чесму».

На переходе   морем было захвачено турецкое торговое судно, а в виду Варны русская эскадра попала в жестокий и продолжительный шторм, последствия которого можно приравнять к поражению в крупном сражении. Все корабли лишились мачт и получили течь. Фрегат «Крым» пропал без вести со всем экипажем, а линейный корабль «Мария Магдалина» вынесен в Босфор, где и был захвачен турками.

«Святого Павла» под командованием Ф.Ф.Ушакова, лишенного двух мачт, отнесло через все Черное море с запада  на восток к берегам Абхазии. В критическую минуту Ушаков сказал: «Дети мои! Лучше будем в море погибать, нежели у варвара быть в руках». И только благодаря большому личному опыту командира и высокой выучке команды, удалось спасти корабль и 21 сентября  1787 года вернуться в Севастополь.

Узнав об этом поражении, Потемкин два дня был в отчаянии. «Бог бьет, а не турки», - писал он Императрице. Севастопольский корабельный флот до лета 1788 года активных действий не предпринимал.

 

Сражение у острова Фидониси
3 июля 1788 года

 

18 июня 1788 года контр-адмирал М.И.Войнович вывел из Севастополя вверенный ему флот в составе

  • двух 66-ти пушечных линейных кораблей,
  • двух 50-ти пушечных
  • восьми 40-пушечных фрегатов (боевая линия всего из 10 вымпелов насчитывала 552 орудия)
  • 24 малых боевых судов. В соответствии с приказом Г.А.Потемкина, он направился к Очакову для отвлечения турецкого флота.

В составе турецкого флота насчитывалось

  • 17 линейных кораблей (в том числе 5 80-ти пушечных, а всего в линии баталии – не менее 1120 орудий),
  • 8 фрегатов,
  • 3 бомбардирских корабля
  • 21 малое судно.

Таким образом, главные силы турок имели двукратное превосходство в числе орудий, и еще большее превосходство в весе ботового залпа.

После трехдневного маневрирования, флоты приблизились к острову Фидониси. Утром 3 июля 1788 года Войнович выстроил линию баталии левым галсом (ветер дует в левый бот), имея противника в наветренной позиции. После 13 часов турецкий флот в двух густых колоннах начал спускаться для атаки российского флота. Первую колонну 6 кораблей лично возглавил командующий турецким флотом капудан-паша (адмирал флота) Гассан. Командир аванграда Ф.Ф. Ушаков (брейд-вымпел на «Святом Павле»), считая, что турки пытаются атаковать и отрезать концевые корабли русских, приказал передовым 49-пушечным фрегатам «Берислав» м «Стрела» прибавить парусов и выйти на ветер, тем самым поставить головные турецкие корабли в 2 огня (обстрел корабля с обоих бортов двумя кораблями противника).

Капудан-паша заметил эту угрозу и начал поворот влево. Вскоре весь турецкий флот стал выстраивать линию баталии  напротив российского. При этом авангард Ф.Ф.Ушакова оказался ближе к противнику.
В 14 часов 05 минут капудан-паша открыл огонь  и с двумя другими кораблями атаковал два относительно слабых русских фрегата.

Заметив маневр противника, Ф.Ф. Ушаков прибавил парусов, и вместе с фрегатами еще ближе подошел к турецкому авангарду. При этом «Святой Павел» один вел бой с тремя линейными кораблями противника. «Берислав» и «Стрела», выходя на ветер и вступив в тяжелый бой на близкой дистанции, начали отрезать два передовых турецких корабля от остальной линии баталии.
Один из последних сразу повернул и вышел из боя. Вскоре второй корабль повторил его маневр.

Ф.Ф.Ушаков в это время отбил атаку трех турецких кораблей, выставив все паруса, оторвался от них, сблизившись с кораблем Гассана. Таким образом, Ушаков искусными маневрами сконцентрировал огонь линейного корабля и двух фрегатов (всего 146 орудий) против одного корабля (80 орудий), на котором находился командующий турецким флотом.

Между тем Войнович оставался пассивным  наблюдателем жаркого боя авангарда, не поддержав своего младшего флагмана. Корабли центра и арьергарда вели перестрелку с противником на больших дистанциях, что позволило двум флагманским кораблям турок (вице-адмиральскому и контр-адмиральскому) выйти  из линии на помощь Гассану. И только благодаря меткому огню «Святого Павла» под командованием Ф.Ф.Ушакова и 40-пушечного фрегата «Кинбурн» атака была отражена.

Около 17-ти часов, не выдержав сосредоточенного огня русского авангарда, капудан-паша отвернул влево и вышел из боя. За ним поспешили остальные корабли турецкого флота.
Сражение закончилось.

Г.А.Потемкин и Екатерина II высоко оценили сражение при Фидониси как важную победу молодого Черноморского флота. Контр-адмирал Войнович был награжден орденом Св.Георгия 3-й степени. Но сам командующий старался принизить роль своих подчиненных, в том числе и Ф.Ф.Ушакова, что привело к конфликту между младшим и старшим флагманом. Г.А.Потемкин сумел разобраться в обстоятельствах дела и принял сторону Ф.Ушакова.

В декабре 1788 года М.И.Войнович был переведен в Херсон. Ф.Ф.Ушаков стал исполнять обязанности командующего Севастопольским корабельным флотом, получив в награду орден Св. Владимира III степени и орден Св. Георгия IV степени.
14 апреля 1789 года Ф.Ф.Ушаков произведен в чин контр-адмирала, а 14 марта окончательно назначен командующим Черноморским корабельным флотом.

Таким образом, в возрасте 44 лет, имея 23-летний срок службы на флоте, Ф.Ф.Ушаков стал командовать молодым и неукомплектованным кораблями Черноморским флотом, от действий которого в значительной мере зависела обстановка, складывающаяся на всем стратегическом направлении русско-турецкой войны.

В 1789 году турецкий флот не проводил крупных операций в Черном море из-за смены султана, капудан-паши и склонности Дивана к мирным переговорам. Но в следующем, 1790 году, активные действия противоборствующих сторон за обладание морем развернулись с новой силой.

Кампания 1790 года началась успешным рейдом русской эскадры против Синопа. Контр-адмирал Ф.Ф.Ушаков 16 мая вывел из Севастополя под своим командованием три 50-ти пушечных корабля, 4 фрегата и 12 малых судов.
Утром 22 числа эскадра вошла в Синопскую бухту и открыла огонь по береговым сооружениям, приводя турок  в «великий страх».

До полудня 23 мая пальба не стихала. В это время крейсерские суда смогли захватить 10 и потопить 4 транспортных судна. 24 мая эскадра оставила Синопскую бухту и последовала вдоль берега до Самсуна, уничтожив по пути 2 турецких судна. Осмотрев Самсунскую гавань, сняв план укреплений и не найдя турецких военных кораблей, Ф.Ф. Ушаков направился к крепости Анапа для поддержки действий сухопутного генерал-поручика  Ю.Б. Бибикова. Однако, не найдя русских войск под стенами крепости (Ю.Б. Бибиков отступил 15 апреля), эскадра 5 июня вернулась в Севастополь.

Керченское сражение
8 июля 1790 года


В кампании 1790 года турецкое командование планировало силами своего флота провести в Крыму высадку десанта, собранного в портах кавказского побережья. Одновременно 40-тысячная турецкая армия готовилась к наступлению на Кубани.

Флот сапудан-паши Хюсейна 28-29 июня показался у берегов Крыма между Севастополем и Ялтой. Предполагая, что противник направился в сторону Керченского пролива, Ушаков 2 июля вышел в море на его поиски. Черноморский флот насчитывал

  • 10 линейных кораблей (включая один 80-пушечный, четыре 66-пушечгых и пять 50-пушечных причем последние были большими фрегатами)
  • 6 фрегатов
  • 16 малых судов.

На кораблях и фрегатах имелось  836 орудий.

Пройдя вдоль берегов Крыма до Тамани, Ф.Ф.Ушаков утром 8 июля, отправив крейсерские суда в дозор, стал с флотом на якорь у Керченского пролива.
Вскоре после 09 часов 30 минут крейсерское судно, державшееся в стороне Анапы, сигналом донесло о появлении противника. Через полчаса на горизонте показался турецкий флот в составе

  • 10 линейных кораблей ( в том числе четыре флагманских),
  • 8 фрегатов
  • 36 судов других классов.

Всего на линейных кораблях и фрегатах имелось до 1100 орудий.

Ф.Ф.Ушаков решил принять бой под парусами, снялся с флотом с якоря и построил линию баталии из 16 кораблей и фрегатов. На должности командира авангарда состоял старый друг и однокурсник Ушакова по выпуску из Морского корпуса 1766 года капитан бригадирского ранга Г.К. Голенкин, неся свой брейд-вымпел на 66-пушечном корабле «Мария Магдалина».
Сам Ф.Ф.Ушаков поднял свой флаг на 80-пушечном корабле «Рождество Христово».

Пользуясь превосходством в силах и выгодном положении на ветре, Хюсейн с 10-ю кораблями атаковал российский флот, направив главный удар на его авангард. Маневр турецких линейных кораблей прикрывался бомбардирскими судами, стрелявшими из тяжелых мортир с дальней дистанции. Турецкие фрегаты и малые суда  держались за линией баталии.

Около полудня линейные корабли Хюсейна открыли огонь, русские ответили по сигналу Ушакова «Вступить в бой с неприятелем».

Авангард бригадира Г.К. Голенкина, следуя передовому 50-пушечному кораблю «Святой Георгий Победоносец», выдерживал атаку противника, отвечая  ему точным и энергичным огнем. С целью нейтрализации усилий противника, Ф.Ф.Ушаков сигналом вывел из линии 6 сравнительно слабых 40-пушечных фрегата, образовав из них «корпус резерва» для подкрепления авангарда.

Одновременно он приказал сомкнуть линию, то есть противопоставил турецкой линии свои наиболее сильные корабли, и сам с центром, «прибавя парусов», поспешил на помощь своему авангарду.

Около 15 часов русские корабли сблизились на дистанцию картечного выстрела (менее 100 метров), при этом Ф.Ф.Ушаков на своем 80-пушечном корабле  «Рождество Христово»  атаковал флагманский корабли капудан-паши.
В это время фрегаты «корпуса резерва» продвинулись вперед и поддержали авангард своей линией баталии.

В 16 часов, когда головные русские корабли поставили авангард противника в опасное положение, турецкий флот, вслед за кораблем Хюсейна, устремился выйти из боя и в беспорядке повернул на обратный курс, разойдясь контр-галсами с линией баталии Российского флота. При этом ряд турецких кораблей сблизились с русским центром и попали под  жестокий огонь с «Рождество Христово» и «Преображение Господня».

На одном турецком корабле была сбита бизань-мачта, на другом упали сбитые фор-марсель и крюйсель. Вспомогательное судно турок, державшееся при повороте среди  линейных кораблей, было потоплено.
Многие турецкие корабли потеряли   сбитые русскими ядрами флаги. Один из них был подобран шлюпками с корабля «Святой Георгий Победоносец» и взят в качестве трофея.

Ф.Ф.Ушаков, выйдя на ветер, на своем флагманском корабле повернул на правый галс для преследования противника, приказав авангарду повернуть оверштаг, а прочим  кораблям, не соблюдая порядковых номеров в линии баталии, вступить в кильватер кораблю «Рождество Христово».
Таким образом, командующий Черноморским  не только успешно отразил атаку противника    и нанес его кораблям повреждения, но и искусным маневром выиграл ветер, быстро построил линию баталии и начал преследовать турецкий флот.

«Легкость ходу» турецких кораблей и наступившая темнота позволили Хюсейну избежать нового столкновения и спастись бегством от разгрома.  Ночью Ф.Ф.Ушаков продолжал преследование, придерживаясь курса вероятного отступления противника. Но последний утром обнаружен не был, и Черноморский флот 12 июля вернулся в Севастополь.

За победу в Керченском сражении Ф.Ф.Ушаков был награжден орденом Святого Владимира 2 степени.   

Сражение у острова Тендера
28-29 августа 1790 года

Потерпев поражение в Керченском сражении, капудан-паша Хюсейн, отступив к турецким берегам, усилил свой флот линейными кораблями и в начале августа вновь показался у берегов Крыма.
Проведя таким образом демонстрацию флота, Хюсейн 17 августа подошел к выходу из Днепровского  лимана, заняв позицию на якоре у острова Тендра.
Такое положение позволяло турецкому флоту блокировать выход из лимана и держать под контролем  важную для русских коммуникацию Лиман-Севастополь.

В составе турецкого флота насчитывалось

  • 14 линейных кораблей (до 1000 орудий, до 10 000 человек экипажа),
  • 8 фрегатов (360 орудий),
  • 23 судна других классов.

Ф.Ф.Ушаков вышел из Севастополя 25 августа с флотом в составе

  • 10 линейных кораблей (596 орудий),
  • 6 фрегатов (240 орудий),
  • 21 малое судно.

Общая численность русских экипажей составила 7969 человек, в том числе 6577 человек на линейных кораблях и фрегатах.

После 5 часов утра 28 августа 1790 года на русских кораблях обнаружили флот Хюсейн-паши, стоящий на якоре у острова Тендера.
К 8 часам утра обстановка прояснилась: Ф.Ф.Ушаков увидел, что противник имеет превосходство в численности линейных кораблей и орудий. Несмотря на это, Федор Федорович приказал прибавить парусов для скорейшего сближения с противником, не тратя время на перестроение.

Турецкий флот, обрубив якоря и в беспорядке вступив в паруса, попытался уклониться от сражения. Но Ушаков преследовал противника в походном порядке, создав к полудню угрозу отставшим турецким кораблям.
Опасаясь, что его арьергард может быть отрезан от главных сил флота, капудан-паша  был вынужден повернуть на правый галс и начал выстраивать линию баталии.

 

По сигналу Ф.Ф.Ушакова русский флот с 12 часов также перестроился в линию баталии на правом галсе, сохраняя выгодное наветренное положение. При этом он приказал трем головным фрегатам выйти из линии и образовать «корпус резерва». Такое построение позволяло сосредоточить в голове колонны 6 линейных кораблей при поддержке 3 фрегатов – 70 % орудий флота. Ф.Ф.Ушаков учел опыт предыдущих сражений, в ходе которых турецкие адмиралы стремились нанести главный удар по авангарду.

По сигналу «Спуститься на неприятеля», Черноморский флот сблизился с неприятелем на дистанцию картечного выстрела и в 15 часов вступил в «жестокое сражение». Под огнем русских кораблей турки терпели большие повреждения, большие потери в людях и невольно    спускались под ветер, преследуемые настойчивым противником.

Около 16 часов один из флагманских кораблей  - передовой 80-пушечный -  вышел вперед и повернул вправо, пытаясь поразить продольным огнем  головной корабль русского флота «Святой Георгий Победоносец». По сигналу Ф.Ф.Ушакова фрегаты «корпуса резерва» пресекли эту попытку.

Попав под огонь «Иоанна Воинственного», турецкий корабль спустился под ветер и прошел между линями враждебных флотов, поражаемый ядрами с кораблей русского авангарда и центра.
Серьезный урон потерпел и флагманский корабль капудан-паши Хюсейна, атакованный самим Ф.Ф.Ушаковым на корабле «Рождество Христово».   

Около 17 часов, не выдержав сильного огня русских, капудан-паша, а за ним и весь турецкий флот обратились в беспорядочное бегство.
Черноморский флот под всеми парусами преследовал противника до 20 часов.

Подводные части турецких кораблей были обшиты медью, что защищало их и обеспечивало более «легкий» ход. Это обстоятельство спасало побежденный турецкий флот от полного разгрома.

На рассвете 29 августа русские корабли снялись с якоря, вступили под паруса и с 7 часов продолжали преследование турецкого флота. Общая погоня позволила отрезать поврежденный «Мелеки-Бахри» и к 10 часам принудить его к сдаче.

Другой, также поврежденный русским огнем 74-пушечный  корабль «Капудания» под флагом адмирала Саид-бея был настигнут русскими кораблями, но продолжал сопротивление. Подошедший к нему на дистанцию 30 сажень (54 метра) флагманский корабль Ф.Ушакова «Рождество Христово» огнем тяжелых орудий  нанес «Капудании»  «наижесточайшее поражение». Все три мачты корабля упали за борт.  Ушаков развернул «Рождество Христово», стал заходить с носа для довершения пощады, но турки запросили пощады.
Около 18 часов из «Капудании» валил густой дым. Посланная русскими шлюпка успела снять 20 человек, в том числе адмирала и командира. Другие шлюпки уже не могли подойти к объятому пламенем корпусу.
Вскоре  «Капудания» взорвалась. Из воды вытащили еще 81 «турок и разных людей».
Русские крейсерские корабли смогли захватить лансон, бригантину и плавучую батарею.

Общие потери турецкого флота составили 2 линейных корабля и 3 малых судна. 733 человека попали в плен, включая адмирала и 4 командиров.
Кроме пленных турецкие потери составили  не менее 1400 человек убитых и раненых, из которых до 700 матросов и офицеров погибли с «Капуданией».

Повреждения кораблей русского флота оказались незначительными. Из личного состава выбыли 46 нижних чинов, из которых 21 человек погиб в сражении.

 

В результате одержанных побед в Керченском и Тендровском сражениях, Ф.Ф.Ушаков установил господство на Черном море.  Турецкий флот до конца кампании из Босфора не выходил, что явилось важным стратегическим успехом и убедительным аргументом наших дипломатов в дальнейших переговорах.

Ф.Ф.Ушаков был награжден орденом Святого Георгия Победоносца 2 степени. Статут этой награды говорит о признании Ф.Ф.Ушакова как крупного военачальника, добившегося больших успехов в рамках всей кампании.

11 января 1791 года контр-адмирал Ф.Ф.Ушаков ордером Г.А.Потемкина был назначен «старшим членом Черноморского адмиралтейского правления» - фактически, главным морским начальником на Черном море, командующим всем флотом и  военными портами под общим командованием Главнокомандующего.
Это позволило Ф.Ф.Ушакову наилучшим образом подготовить флот к кампании 1791 года.

Сражение у мыса Калиакрия
31 июля 1791 года

Тяжелые поражения на суше и на море не сломили решимость Османской империи продолжить борьбу. Осенью 1790 года в Константинополь прибыли 14 кораблей из Алжира и Туниса, правители которых были вассалами турецкого султана. Капудан-паша Хюсейн объединил под своим командованием четыре эскадры со своими флагманами: константинопольскую, алжирскую, тунисскую и триполитанскую.
Алжирской эскадрой командовал известный в Средиземном море флагман Сейит-Али.

В конце 1791 года Хюсейн-паша вышел из Босфора с целью нанести решительное поражение российскому флоту, установить господство на море и поддержать действия турецких армий на  Балканском  и Кавказском направлениях.

28 июня капудан-паша со своим флотом появился ввиду Балаклавы, после чего направился к Анапе, не зная, что эта крепость уже была взята русскими войсками.
Убедившись  в этом, Хюсейн повернул на обратный курс.

Черноморский флот, пополненный   новыми кораблями, вышел в море 10 июля. Спустя 2 дня флоты встретились южнее Балаклавы. Но слабый ветер помешал Ф.Ф.Ушакову навязать противнику сражение, и 15 июля он вернулся в Севастополь.

29 июля 1791 года Черноморский флот вновь вышел в море и взял курс на поиски противника к берегам Румении.
31 июля турецкий флот был обнаружен стоящим на якоре под берегом у мыса Калиакрия, где для прикрытия флота была сооружена береговая  батарея.

В распоряжении капудан-паши находились

  • 18 линейных  кораблей (из них 9 флагманских),
  • 10 больших фрегатов
  • 7 малых фрегатов,
  • 43 малых боевых судна.
  • Общее число орудий превышало 2000,  в том числе 1240 орудий на линейных кораблях.
  • Личный состав доходил до 20 000 человек.

Такая большая численность экипажей объясняется выбором тактики абордажного боя, поскольку турецкие адмиралы больше не надеялись на поражение русских артиллерийским огнем.

В составе Черноморского флота насчитывалось

  • 16 линейных кораблей,
  • 2 фрегата
  • 21 судно других классов.
  • На русских кораблях находились около 1000 орудий, в том числе 920  - на линейных кораблях.
  • Численность экипажей составляла 9500 человек, из них 7700 на линейных кораблях.

Таким образом, турки обладали значительным общим превосходством в силах. 

Собираясь выиграть ветер, дувший с берега, а также в полной мере использовать внезапность своего появления, Ф.Ф.Ушаков в походном строю трех кильватерных колонн направился между берегом и флотом противника.
Турецкие корабли стали поспешно рубить якорные канаты, вступать под паруса и опускаясь под ветер.

В суматохе несколько турецких кораблей столкнулись, а на одном из них рухнула бизань-мачта. Другой корабль сломал себе душприт и после этого скрылся в направлении Варны, ослабив турецкую линию.

Не имея возможности дождаться части своих команд, отправленных накануне на берег, капудан-паша пытался выстроить линию баталии и вскоре собрал несколько линейных кораблей на правом галсе.
Однако Сейит-Али, не теряя надежды выиграть ветер, лег на противоположный курс и повел за собой большую часть флота левым галсом. Вскоре ему последовал и капудан-паша.

Ф.Ф.Ушаков, пройдя под выстрелами береговой батареи и оказавшись на ветре, построил свой флот в линию баталии левого галса. Для ускорения маневра центр построился в голове колонны, за ним в кильватере последовали авангард и арьергард. 

При сближении с противником Ф.Ф.Ушаков заметил, что Сейит-Али стал приводить свои корабли круче   к ветру, стремясь занять наветренное положение. Для предотвращения этого маневра русский командующий на своем корабле «Рождество Христово» вышел из линии в голову строя и с дистанции всего в полкабельтова (90 метров) сам атаковал корабль Сейит-Али.

По сигналам Ф.Ф.Ушакова «сомкнуть ряды» и «спуститься  на неприятеля» вся линия баталии русского флота сблизилась с противником и около 17 часов вступила в сражение.
Под огнем «Рождество Христово» корабль Сейит-Али вскоре потерял фор-стеньгу, грот-марсель и начал спускаться под ветер, уклоняясь за линию своего флота.

С него полетели за борт приготовленные, но сбитые ядрами абордажные лестницы и золоченые корабельные украшения. Ф.Ф.Ушаков заставил отступить прикрывавшие своего флагмана вице-адмиральский корабль и два фрегата, преследовал корабль алжирского адмирала и некоторое время сражался на два борта.
Здесь своего командующего флотом подержали командиры передовых кораблей русской линии, окружив голову турецкого флота и, фактически, завершив его разгром.

Не думая более об абордаже, командиры кораблей османского флота по примеру своих  адмиралов бросились под ветер и начали беспорядочное отступление. Черноморский флот преследовал их, прекратив огонь в половину 9 вечера.   
Наступившая темнота вновь спасла турецкий флот от полного разгрома.
Посланные 1 августа фрегат и крейсерские суда сумели потопить несколько транспортов и малых боевых судов противника.

Потери Черноморского флота в людях составили 17 убитых и 28 раненых. Турки потеряли не менее 1300  человек, причем корабль Сейит-Али имел 450 человек убитых и раненых.

Главное стратегическое значение победы, одержанной Черноморским флотом под командованием  Ф.Ф.Ушакова 31 июля 1791 года, определяется в господстве на море, которое перешло к русскому флоту. Это в сильной степени повлияло на позицию турок во время переговоров.
Ясский мирный договор  окончательно закрепил за Россией обладание всем северным побережьем Черного моря.

Как и в сражении у острова Тендра, тактика Ф.Ф.Ушакова при Калиакрии носила активный наступательный характер, его тактические приемы обладали оригинальностью и точно соответствовали обстановке.   Он всегда сохранял за собой инициативу, навязывал противнику артиллерийский бой на коротких дистанциях.

За победу при Калиакрии Ф.Ф Ушаков был награжден орденом Святого Александра Невского. Но скоропостижная смерть Г.А.Потемкина отрицательно сказалась на дальнейшей карьере флотоводца. Ф.Ф.Ушаков лишился высокопоставленного покровителя, обладавшего возможностью непосредственного обращения к Императрице.
Поэтому победитель турок при Керчи, Тендре и Калиакрии, один из наиболее   энергичных и талантливых адмиралов Российского флота того времени, очередной  воинский чин получил   спустя два года после окончания войны (производство от 2 сентября 1793 года).  

До 1798 года Ф.Ф.Ушаков оставался в Севастополе на должности командующего корабельным  флотом,  который ежегодно выводил на практические плавания.

Средиземноморская экспедиция
Адмирала Ф.Ф.Ушакова
В 1798-1800 годах

В начале 1798 года русское правительство было обеспокоено большими приготовлениями в средиземноморских портах Франции к какой-то крупной морской операции. Император Павел I, опасаясь совместного франко-турецкого вторжения в черноморские владения России, отдал приказ вице-адмиралу Ф.Ф.Ушакову выйти в крейсерство у берегов Крыма с эскадрой  из 7 линейных кораблей, 5 фрегатов и 4 малых судов.

Только в июле стало известно, что тулонская эскадра захватила Мальту, после чего высадила армию генерала  Бонапарта в Египте. Остров Мальта принадлежал рыцарскому ордену, гроссмейстером которого являлся Павел I. Египет же принадлежал Османской империи.
Такое стечение обстоятельств привело к сближению двух заклятых врагов, и заставили Россию и Турцию вступить в союз для действий против Франции.

Вице-адмирал Ф.Ф.Ушаков 12 августа 1798 года вышел из Севастополя во главе эскадры из 6 линейных кораблей, 7 фрегатов и 3 бригов, имея на борту 1700 человек сухопутного десанта. Кроме того, готовились еще два 74-пушечных   корабля.
25 августа русские корабли бросили якорь на Константинопольском рейде.

Непобедимый «Ушак-паша» был встречен с восторгом населением Османской столицы. Султан, в знак особого благоволения, подарил Ф.Ф.Ушакову золотую табакерку, осыпанную бриллиантами.

Под командование русского адмирала поступила турецкая эскадра из 4 линейных кораблей, 6 фрегатов, 3 малых судов и 10 канонерских лодок. Ее командир, вице-адмирал Кадыр-бей, обязан был во всем подчиняться Федору Федоровичу Ушакову.

Главной целью, указанной Ф.Ушакову при его отправлении, было освобождение от французов Ионических островов, освобождении при мощи англичан Южной Италии и восстановление королевской власти в Неаполе.

Приближаясь к Ионическим островам для завладения находящихся на них крепостей с французскими гарнизонами, Ф.Ушаков высылал небольшие отряды. Если где встречалось значительное сопротивление более сильных гарнизонов, то подходил главный флагман флота и с помощью дополнительного десанта и корабельной артиллерии принуждал неприятеля к сдаче.
Таким образом, за очень короткий период с 28 сентября до 5 ноября 1798 года были взяты острова Цериго, Занте, Кефалония, Итака, Святой Мавры.

За этот подвиг Павел I  наградил Ф.Ф.Ушакова бриллиантовыми знаками к ордену Св.Александра Невского и орденом Св. Иоанна Иерусалимского. Но главная цель – Корфу – была впереди.       

Одноименная с островом крепость Корфу считалась одной из самых неприступных в Европе. Ее бастионы имели двойную ограду с сухими рвами. Крепость, защищаемая трехтысячным гарнизоном, имела 650 орудий и полугодовой запас провианта. Со стороны берега Корфу прикрывалась двумя фортами и редутом, а с моря  - сильно укрепленным островом Видо. На подходах к Видо были установлены боновые заграждения с железными цепями. В гавани стояли 2 линейных корабля, один фрегат, две галеры и 4 полугалеры.

8 ноября Ф.Ф.Ушаков явился перед Корфу и  сразу организовал блокаду крепости. Необходимо отметить, что положение Ф. Ушакова было очень трудное: при нужде в деньгах, провизия подходила к концу, а на скудные запасы местных жителей нельзя было рассчитывать. Наступившая холодная, дождливая зима увеличила заболеваемость и смертность среди   нижних чинов. В таких  условиях только при твердости и военном таланте Федора Федоровича можно было рассчитывать на успех.

Ф.Ф.Ушаков в январе 1799 года смог  собрать у Корфу 12 линейных кораблей и 11 фрегатов, включая 2 корабля контр-адмирала П.В.Пустошкина, прибывших из Севастополя.

Наконец, закончив  предварительные приготовления, 18 февраля русские взяли штурмом остров Видо и наружные укрепления Корфу. Пораженный стремительными успехами противника, главный комиссар  Директории Дюбуа и бригадный генерал Шабо на следующий день прислали к Ушакову парламентеров с предложением о капитуляции.
20 февраля 1799 года гарнизон Корфу окончательно сложил оружие.

Вся Европа была поражена: русские корабли взяли штурмом неприступную крепость. Александр Суворов, узнав о победе при Корфу, воскликнул: «Великий Петр наш жив! Что он по разбитии в 1714 году  шведского флота при Аландских островах произнес, а именно: «Природа произвела Россию только одну: она соперниц не имеет!» - то и теперь мы видим. Ура  Русскому флоту! Я теперь говорю сам себе: «Зачем я не был при Корфу хотя бы мичманом?» Это сказал 70-летний полководец, у которого за плечами осталось 60 сражений, причем во всех была одержана полная победа.

За взятие крепости Корфу Ф.Ф.Ушаков был произведен в чин адмирала.

По занятии островов, на них было образовано временное правление из местных жителей. В будущем из Ионических островов, по соглашению России и Турции, надлежало организовать независимую республику, причем высшая правительственная власть предоставлялась сенату, находящемуся в Корфу.
Ф.Ф.Ушаков лично разработал положения конституции будущего государства и принял деятельное участие в создании Республики Семи Островов.

Последующие действия Ф.Ф.Ушакова свелись к посылке отдельных отрядов для освобождения Южной Италии. Летом 1799 года адмирал с главными силами союзного флота прибыл в Мессину, где экипажи турецких кораблей взбунтовались, и Ушаков был вынужден  отпустить эскадру Кадыр-бея в Константинополь.
Русской эскадре предстояло приступить к осаде Мальты, но из Санкт-Петербурга пришел приказ о возвращении в Севастополь.

8 января Ф.Ф.Ушаков прибыл в Корфу, где приступил к исправлению повреждений и ремонту своих кораблей. 6 июля русская эскадра покинула Ионический архипелаг и 26 октября 1800 года – после двух лет отсутствия на Родине – вошла в Севастопольскую бухту.

Закончившаяся экспедиция показала, что Россия является новой мировой морской державой. Ф.Ф.Ушаков во всех своих военных, дипломатических и административных действиях выказывал твердый характер и светлый ум русского человека. Однако эта  экспедиция стала последним военным предприятием великого флотоводца.

Изменившаяся политическая обстановка вынудила Императора Александра I пересмотреть взгляды на роль военно-морского флота России. Приоритет был 
отдан сухопутным войскам: при дворе возобладала мнение о ненужности большого флота для будто бы континентальной страны.
Такая политика, продолжавшаяся четверть века, привела к глубокому упадку морского дела в России. И, как следствие этой политики, стране больше не нужны были опытные и прославленные адмиралы. Среди последних оказался и Ф.Ф. Ушаков.

В 1802 году Ф.Ф.Ушаков был назначен на второстепенную должность, но с переводом в столицу, где оставался на службе еще 5 лет. 17 января 1807 года по личной просьбе  адмирал и кавалер Ф.Ф.Ушаков был уволен со службы с мундиром и пенсией.

Последние годы своей жизни Федор Федорович Ушаков провел в приобретенной деревне Алексеевка Тамбовской губернии, где умер 2 октября 1817 года. Похоронен, согласно своему завещанию, у стен Санаксарского монастыря, где уже покоился прах его родного дяди  -  Святого преподобного Федора Санаксарского.

 

В декабре 2000 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II благословил прославить воина Феодора Ушакова в лике праведных местно-чтимых святых Саранской епархии.
В начале августа 2001 года в Рождество-Богородичном Санаксарском монастыре состоялось канонизация адмирала Ушакова - Федор Федорович Ушаков прославлен Русской Православной Церковью в лике месточтимых святых праведных воинов Саранской епархии 
На Архиерейском Соборе 2004 года было принято решение о причислении к лику общецерковно-прославленных святых местночитимого святого адмирала Федора Ушакова.

_________________________________________________

Автор-составитель:
   Ю.Е. Трубкин

Портрет Федора Федоровича Ушакова
Работа художника
Сибирского В.М.

ПРИМЕЧАНИЕ:

все даты приведены по старому летоисчеслению.

Разделы ресурса